Один день Ивана Денисовича Фрагмент

Один день Ивана Денисовича

Один день Ивана Денисовича

Аудиокнига

«Я в 50-м году, в какой-то долгий лагерный зимний день таскал носилки с напарником и подумал: как описать всю нашу лагерную жизнь? По сути достаточно описать один всего день в подробностях… и день самого простого работяги, и тут отразится вся наша жизнь. И даже не надо нагнетать каких-то ужасов, не надо, чтоб это был какой-то особенный день, а – рядовой, вот тот самый день, из которого складываются годы. Задумал я так, и этот замысел остался у меня в уме, девять лет я к нему не прикасался и только в 1959, через девять лет, сел и написал». «Писал я его недолго совсем, всего дней 40, меньше полутора месяцев. Это всегда получается так, если пишешь из густой жизни, быт которой ты чрезмерно знаешь и… только отбиваешься от лишнего материала, только-только чтоб лишнее не лезло, а вот вместить самое необходимое».
Написал — и спрятал. А рискнул предложить в печать — лишь спустя два с лишним года, после атаки Хрущева на «культ личности» Сталина. В ноябре 1961 московские друзья отнесли рукопись (печать с двух сторон, без полей и пробелов между строчками, название — «Щ-854», и без имени автора) в «Новый мир». Редактор отдела прозы Анна Самойловна Берзер сразу поняла цену удивительной новинки и передала её главному редактору журнала Александру Трифоновичу Твардовскому со словами: «Лагерь глазами мужика, очень народная вещь». («В шести словах нельзя было попасть точнее в сердце Твардовского», — позже оценил Солженицын.) По рассказу Твардовского, он «вечером лёг в кровать и взял рукопись. Однако после двух-трёх страниц решил, что лёжа не почитаешь. Встал, оделся. Домашние его уже спали, а он всю ночь, перемежая с чаем на кухне, читал рассказ — первый раз, потом и второй. Так прошла ночь, пошли часы по-крестьянскому утренние, уже Твардовский и не ложился. Он звонил и велел узнавать у Берзер: кто же автор и где он. Особенно понравилось ему, что это — не мистификация какого-нибудь известного пера, что автор — и не литератор, и не москвич».
С той ночи задался Твардовский недостижимой, казалось, целью — опубликовать рукопись в своём журнале. «Печатать! Печатать! Никакой цели другой нет. Всё преодолеть, до самых верхов добраться, до Никиты… Доказать, убедить, к стенке припереть. Говорят, убили русскую литературу. Чёрта с два! Вот она, в этой папке с завязочками. А он? Кто он? Никто ещё не видал».
Начал Твардовский собирать для передачи на властный Олимп рецензии самых авторитетных писателей. К.И. Чуковский назвал свой отзыв «Литературное чудо»: «Шухов — обобщённый характер русского простого человека: жизнестойкий, "злоупорный", выносливый, мастер на все руки, лукавый — и добрый… Весь рассказ написан его языком, полным юмора, колоритным и метким… это живая органическая речь, свободная как дыхание.… С этим рассказом в литературу вошёл очень сильный, оригинальный и зрелый писатель…»
На первом же обсуждении рукописи в редакции журнала, вспоминал Солженицын, «предложили мне для весу назвать рассказ повестью, — ну, ин пусть будет повесть. Ещё, не допуская возражений, сказал Твардовский, что с названием «Щ 854» повесть никогда не сможет быть напечатана… Переброской предположений через стол… сочинили совместно: «Один день Ивана Денисовича». Предупредил меня Твардовский, что напечатания твёрдо не обещает (Господи, да я рад был, что в ЧКГБ не передали!), и срока не укажет, но не пожалеет усилий».
Тем временем рассказ упорхнул из сейфа «Нового мира» и закружил своими маршрутами. Прочитав рукопись, Анна Ахматова отчеканила: «Эту повесть обязан прочитать и выучить наизусть – каждый гражданин изо всех двухсот миллионов граждан Советского Союза».
Венчая десять месяцев усилий, манёвров, отчаяний и надежд Твардовского, через одиннадцать месяцев ото дня как «пещерная машинопись» попала в журнал, 12 октября 1962 Президиум ЦК КПСС под давлением Хрущёва принял решение о публикации «Одного дня Ивана Денисовича». Ещё через месяц, в ноябрьской книжке «Нового мира» рассказ был напечатан, тиражом под 100 тысяч. Это было чудо. Для того чтобы такое случилось, «нужно было стечение невероятных обстоятельств и исключительных личностей, — говорил спустя 20 лет Солженицын. — Если бы не было Твардовского как главного редактора журнала — нет, повесть эта не была бы напечатана. И если бы не было Хрущёва в тот момент — тоже не была бы напечатана. Больше: если бы Хрущёв именно в этот момент не атаковал Сталина — тоже бы не была напечатана. Напечатание моей повести в Советском Союзе, в 62-м году — подобно явлению против физических законов, как если б, например, предметы стали сами подниматься от земли кверху или холодные камни стали бы сами нагреваться, накаляться до огня».
В том же ноябре Варлам Шаламов писал Солженицыну: «Я две ночи не спал — читал повесть, перечитывал, вспоминал… Повесть — как стихи — в ней всё совершенно, всё целесообразно. Каждая строка, каждая сцена, каждая характеристика настолько лаконична, умна, тонка и глубока, что я думаю, что “Новый мир” с самого начала своего существования ничего столь цельного, столь сильного не печатал».
Хрущёвская «оттепель», однако, скоро кончилась, и уже во второй половине 60-х «Один день Ивана Денисовича» изымался из библиотек, а директивный запрет на все произведения Солженицына, напечатанные в СССР, был введен 28 января 1974 распоряжением Главного управления по охране государственных тайн в печати. К тому времени рассказ был переведен и издан на десятках европейских и азиатских языков.
На родине рассказ снова издаётся с 1990.

© &(р) А. Солженицын (наследники)
© текст буклета Н. Солженицына
© фото А. Солженицын (наследники)
© &(р) ИП Воробьёв В.А.
Продюсер издания: Владимир Воробьёв

Язык:
русский

Больше информации об аудиокниге

Издатель:
Союз
Опубликовано:
2019-02-01
Длительность:
4Ч 28М
ISBN:
0405010030069

Другие также слушают

Hitta storyn som passar just dig

Henrik Karlsson

"Har precis startat en provperiod hos Storytel och det är det bästa jag någonsin gjort. Att lyssna ger mig full koncentration på boken samtidigt som jag kan pyssla med annat."

Birgitta Johansson

"Det bästa som har hänt mig på länge. Dessutom lyssnar jag på böcker som jag nog aldrig hade kommit mig för att läsa annars. Jag lyssnar i bilen, på promenaden eller när jag städar."

Birgitta Lindh

"Jag och min man delar familjeabonnemanget och har haft Storytel i 5-6 år. Vi är så nöjda med både appen och Readern. Här finns ett stort bokutbud som passar oss båda!"